1rus

fb you od

Армянские Колонии в Грузии PDF Печать E-mail

Отрывок из книги проф. Г.С. Абраамяна «Краткий набросок из истории армянских колоний»

Определенно трудно ответить, когда началось переселение армянского населения в Грузию и когда основались первые армянские колонии в Грузии. Филолог А. Сарухан находит, что армянские колонии в Грузии существовали еще в период правления Арташесянов, т.е. II - I вв. (до н.э.) (А. Сарухан, Грузия и армяне, Виенна, 1939, стр. 17). Грузиновед проф. А. Хаханов находит, что началом армянского переселения надо считать V век (“Journal Asiatique”, 1898, стр. 337-344).

О существовании армянских колоний в Грузии в период правления Арташесянов нам ничего не известно. Откуда взял эти сведения филолог Сарухан – не знаем. Нам также не известны факты о том, что переселение армян в Грузию началось с V века, как утверждает проф. Хаханов.

Наши сведения об основании первой маленькой армянской колонии в Грузии относятся к концу VI и к началу VII вв. Историк X века Ухтанес, говоря о расколе армяно-грузинских церквей в начале VII в., ссылаясь на документы, свидетельствует, что в Цуртаве существовала маленькая армянская община.

Вообще до начала VII в., т.е. до возникновения вредных и схоластических ссор между армяно-грузинскими клерикалами вокруг богословских вопросов, существовала тесная взаимосвязь между армянскими и грузинскими общинами, как верно отметил в одном из писем католикос Грузии Кюрион: «существовало единодушие между армянами и грузинами» (Ухтанес «История армян», г. Б, стр. 89).

Одна из древнейших армянских колоний в Грузии находилась в городе Тбилиси. Некоторые специалисты грузиноведы находят, что в Тбилиси, в Тапхате (так наз. один из районов Тбилиси) древнейшая церковь Св.Геворг построена в 80 г. (по старому армянскому летоисчислению). В последующих веках церковь была разрушена и в 1251 г. снова восстановлена средствами наиболее известного армянского купца Умека. Наличие армянской церкви в Тбилиси в VII в. само собой доказывает существование армянской общины, сплоченной вокруг нее.

Первое массовое переселение армянского населения в Грузию, согласно древнейшим сведениям, произошло в 703 г. Историк Гевонд, описывая угнетение арабами армянского народа в Армении, а также вспыхнувшее восстание 703 г. и сражение в Ванандском селе Драшпет, где армяно-византийские войска потерпели поражение от войск халифата, сообщает, что после этого сражения князь Тайка Смбат Багратуни обращается к византийскому Двору и по его согласию (тогда Грузия находилась под властью Византии), со своей семье и последователями переселяется в город Поти. Эти беженцы согласно сведениям, долго не задерживаются там и возвращаются в Армению.

Следующее крупное переселение армян в сторону Грузии имело место в 774 г. Об этом также сообщает историограф (историк) Гевонд. Он рассказывает, что в указанном году армянские патриоты во главе с Артаваздом Мамиконяном, восстав против халифата в селе Кумайри в Шираке убивают арабского сборщика податей, и будучи не в состоянии воевать против организованных и многочисленных арабских сил, убегают, находя убежище в Грузии. Армянских беженцев в Грузии принимают с редкостной любезностью, даже Артавазду Мамиконяну дают право власти (править). В последующем 775 г., когда войска армянских патриотов в Арчеше опять сталкиваются и несут поражение от арабских карательных войск, которые были сосланы в Армению, часть армянских войск снова переселяется в Грузию, кстати среди воинов-переселенцев находился Ашот Багратуни – предусмотрительная и умная личность, которому удается основать Кхарджк – независимое княжество в Тайке со столицей Артануш. С этого Ашота и начинается грузинская династия Багратионов (Багратидов), которая правит с начала IX в. до XIX в.

Один из арабских историков Табари сообщает примечательные сведения о совместной борьбе армян и грузин против карательных войск халифата в Тбилиси . Как известно, в 851-853 гг.в Армении и в Грузии вспыхивают крупные восстания против халифата. Повстанцы уничтожают в Закавказье все арабские гарнизоны и выгоняют их из страны. Для подавления восстания в Закавказье направляется крупная арабская армия под командованием кровожадного военачальника Буги. Буга, потопив в крови разрозненные силы армян, в 853 г. направляется в сторону Грузии и окружает город Тбилиси. Из сведений Табарии видно, что в рядах защитников Тбилиси были и хутинцы. «Этот город (Тбилиси) – пишет он , - построил царь Ануширван, а Исаак укрепил , вырыл огромный ров вокруг него, а внутри города поставил сторожевые войска хутинцев и иных воинов. Буга обещал даровать жителям города прощение при условии, что они сложат оружие и уйдут куда захотят.» (Арабские летописцы об Армении. Собрал и переводил Б. Халатянц, Вена, 1919 г., ст. 100). Как объяснить присутствие храбрых хутинцев в Тбилиси в 853 г.? Этому есть два объяснения, как попытался сделать кандидат филологических наук В. Налбандян : или хутинцы после подавления восстания в Тароне, избегая преследования дошли до Тбилиси, или наместник Тбилиси Саак, зная о храбрости хутинцев, сам пригласил их с целью сделать защиту города более надежной ( В.С. Налбандян, Тбилиси в армянской летописи, Ереван , 1958, ст. 63).

Во всяком случае, вышеизложенные сведения арабского историка показывают, что храбрые сыновья армянского и грузинского народов рука об руку боролись против врага и проливали свою кровь, защищая Тбилиси.

Переселение армянского народа в Грузию начинает носить массовый характер особенно после падения правления армянских Багратидов и после взятия византийцами столицы Ани. Так как Грузия еще не попала под чужеземное иго, некоторые слои армянского населения предпочитали жить там. Вырастают армянские колонии, в частности, в Дманиси, в Шамшолде и в Тбилиси. Армянские патриотические круги отныне свои надежды связывают с грузинскими Багратидами, надеясь с их помощью освободить Армению. Выдвигается новая политическая доктрина – освобождение Армении под руководством грузинских Багратидов. (А. Ованнисян, Отрывки истории армянской освободительной мысли. книга I, Ереван, 1957, ст. 141). Из сведений полученных от историка XII в. Матеоса Ур[h]аеци, видно, что армянские разрозненные войсковые части начинают собираться вокруг грузинского царя Давида Строителя и принимают действенное участие в освобождении Закавказья от сельджуков-угнетателей. Во время царствования царей, следовавших после Давида Строителя, в грузинской армии продолжают существовать армянские войсковые части, которые рука об руку сражаются с общим врагом. Этим и можно объяснить то необычайно доброжелательное отношение грузинского двора к армянским переселенцам. Ур[h]аеци, говоря о необычайно любезном и приветливом отношении Давида Строителя к армянским беженцам, отмечает, что он специально для них приказал построить город.

«Он,-пишет историк,- показался принимающий и любящий народ Армянский... построил город армянский в стране Грузинской и утвердил в нем множество церквей и монастырей. И назвал этот город Гора(= Гори). И народ армянский торжествовал и радовался этому» (Ур[h]аеци, ст. 356).

В 70-ых гг. XII в. в Грузии собирается столько армянских беженцев, что возникает необходимость в основании епархии для исповедующих Армянской Церкви, выбрав центром главы епархии город Тбилиси.

В летописях XII в. о предводителях армянской епархии в Тбилиси сохранились сведения о епископе Барсеге, который в 1179 г. участвовал на церковном соборе в Ромкле. Он был авторитетной личностью, и в ряду делегатов, участвовавших на церковном соборе, упоминается седьмым, как делегат престольного города грузинского Тпхис (М. Чамчян, История Армении, III, ст. 132 ) В армянских летописях есть сведения также о других епископах армянской епархии в Тбилиси: Анания, Ованес и др.

Во время правления грузинского царя Георгия III еще продолжалось доброжелательное отношение к армянам, проживающим в Грузии. Из одного сведения Ур[h]аеци видно, что царь Георгий, идя навстречу желанию армян, в 1162 г. нападает на шахарменидов и освобождает город Ани от их господства. Затем, пишет историк, царь Георгий, дав выкуп 40 000 монет, освобождает жителей Ани, попавших в плен (М. Ур[h]аеци. стр. 427). Для того, чтобы представить, какое отношение оказал грузинский царский двор к армянам, в частности к тем, кто выделялся в сражениях, достаточно вспомнить те основные права, которые грузинский царский двор дал двум армянским князьям – братьям Захаре и Иване. Во Время правления царицы Тамары первый вел высокий чин наместника – военачальника, а Иване – атабекство. Эти двое высокопоставленных армян грузинского царского двора приложили огромные усилия для освобождения Восточной Армении от сельджукского ига. По переданным сведениям историков, им удается освободить от иноземного господства Ани, Двин, Вагаршапат, Кагзван, Амберд, Карс, Гарни и другие районы и города.

По сведениям историка царицы Тамары – Басилия, Захаре и Иване «...мудрые, храбрые, очень опытные и верные» ( Басили, историк царицы Тамары «Памятники эпохи Руставели», Л., стр. 48).

Одной из выдающихся побед грузино-армянской совместной армии против врага, во время правления царицы Тамары, была победа над султаном Рукн-эд-дином в 1202 г. в Басианском сражении. Об этом подробные сведения содержит знаменитый «Изборник» (рукописный сборник избранных статей) Муша (Г.К. Овсепян, «Изборник», т. 1, Антилиас 1951 , стр. 712).

По сведениям мемуариста-современника видно, что Рукн-эд-дин с гигантской армией нападает на Закавказье. Против него выступает грузино-армянская армия под руководством Захаре и Иване и , взяв в окружение, обрекают врага на поражение: они возвращаются обратно с огромным трофеем и пленниками. Эта победа имела огромное значение для Закавказья. Враги окончательно убедились, что их усилия – вновь захватить Закавказье и утвердить свое господство там – напрасны.

Одним из примечательных фактов совместной борьбы армянского и грузинского народов против внешнего врага является инцидент с султаном Ардавила, краткая история которого следующая: султан Ардавила в 1207 г. тайком нападает на город Ани, входит в город, разрушает, и, взяв награбленное и пленников, возвращается обратно. Когда об этом узнают Захаре и Иване, то сразу же с армяно-грузинской армией совершают набег на Ардавил, уничтожают султана, возвращая обратно награбленное и пленников.

Академик Н. Марр, основываясь на сведениях грузинского историка, возвращаясь к этому инциденту, приходит к следующему выводу : «Приведенный грузинским историком инцидент не единственный, где сообщается о солидарности в совместной борьбе армян и грузин во славу как армянского, так и грузинского народов. За время правления царицы Тамары, Захаре и Иване были не единственными князьями, которые своими блестящими сражениями были известны в истории грузинского народа... В трудные дни оружие защищало их общие интересы. За 150 лет до царствования царицы Тамары, о военных успехах, как об успехах полубога, армянского полководца Ваграма Па[h]лавуни грузинские войска воспевали песни» (Н. Марр , Ани, Л-М., 1934, стр. 40).

Переселение армянского народа в сторону Грузии продолжалось и после захвата Армении монголами и установления тяжелого налогового режима. Собравшееся в Грузии армянское население вновь продолжает связывать надежду освобождения своей родины с грузинскими Багратидами. В армянской летописи часто встречается, что тот или иной царь грузинский упоминается не только как грузинский, но и как армянский царь. Так, например, в одном протоколе, найденном в Аване, грузинский царь Деметре (1270-1285 гг.) упоминается как царь «Грузии и Армении» ( К. Кафадарян, двуязычный криптографический протокол Авана, Е. , 1945 , стр. 20). В 1323 г. в рукописном памятнике, написанном в Гладзоре, грузинский царь Георгий упоминается опять как «Царь Грузии и Армении» (Армянский гос. Матенадаран, рукопись № 6289, лист 283 а-б). В одной из рукописей 1417 г. мемуарист , констатировав смерть грузинского царя Григория, со скорбью отмечает, что эта потеря была безмерно зловещей и для армянского народа. «Так как он был наместником нашей великой нации, и которого мы потеряли»( Армянский гос. Матенадаран, рукопись № 8689, лист 17 б). Товма Мецопеци, говоря о проделанных в Грузии жестокостях, свирепостях шаха Джа[h]ана, одновременно отмечает, что грузинские князья были не в состоянии защищать свою родину. По этому поводу историк описывает то горе, что пережили армяне, увидев угнетения Грузии: «Мы всегда, надеясь на Грузию, похвалялись, гордились перед неверными, теперь, увидев их безнадежность и отчаянность пред неверными, остолбенели и поразились» (Товма Мецопеци, История Ленка Темура, Париж, 1860, стр. 123).

                    Армянская колония в Грузии дала не только хороших воинов, но и знаменитые очаги армянского рукописного искусства, где переписывались и расписывались ценные армянские рукописи, писались оригинальные самобытные труды, делались переводы и прилагались благородные усилия для спасения от исчезновения произведений армянской летописи. Так, например, собственностью ереванского Матенадарана является выцветшая рукопись, которая когда-то была в «плену» у муганских татаров. Рукопись была привезена грабителями в Тбилиси для продажи. В армянской общине города ее купили и подарили местной церкви Св. Карасниц. Один из видных представителей армянской летописи – Ванакан , на чистом листе рукописи подробно описав историю о «пленении» и «освобождении» данной рукописи, для достоверности написанного прибавил: «Я, Ванакан, написал это собственноручно в городе Тпхис» (Г.К. Овсепян, Памятные записи, стр. 903).

                  Ту же участь имела и знаменитая работа Вардана Аревелци «История армян». В 1265 г. историк Вардан, возвращаясь от хана Улаву, был разграблен, попав в руки разбойников. Разбойники отобрали и рукопись «Истории», которую также привезли в Тбилиси и продали местным армянам, которые, купив ее, возвратили автору. Получив обратно свою рукопись, Вардан считает необходимым изложить в качестве послесловия историю о пленении рукописи (Вардан Мец, Вселенская история, М., 1861, стр. 231).

Положение армянских переселенцев значительно ухудшается в XV-XVII вв. , когда Грузия расчленяется на мелкие политические княжества и попадает под персидско-турецкое кровавое иго. Армянское население Грузии полностью разделило ту трагическую участь, которую пережил грузинский народ под презренным игом иноземных угнетателей.

Начиная с XV века, бушующие бедствия в Грузии были многообразными: резня, грабеж, пленение, невыносимо тяжелые налоги, сбор младенцев и т.д. Историки – современники свидетельствуют, что в эти упомянутые века восточные рынки были заполнены пленниками из Закавказья, которых продавали везде за бесценок.

                    Армяне, как честные доброжелатели, в трудные и тяжелые дни грузинского народа, имеющего общую судьбу с ними, оказывали чрезвычайное сочувствие и сострадание к грузинским пленникам, старались освободить их из плена, давая выкуп. Товма Мецопеци рассказывает, что когда в1416 г.Узун Асан возвращался через Армению с большим числом пленников из Грузии, армянское население не жалело средств для их освобождения. Армянские женщины «давали свои драгоценности, мужчины - скот». Видя старания и усердия армян в деле освобождения пленников, угнетатели умышленно надбавляли цену за выкуп: «...И видя добровольное согласие армян, цену за каждого пленника подняли до 10, а то и 20 тысячи золотых и серебряных монет» (Товма Мецопеци, стр. 78).

Среди пленников, вывезенных из Грузии, не малое число составляли и армяне, проживающие там. В 1440 г., во время набегов в Грузию шаха Джаана, 12 тысяч человек из местного армянского населения были убиты и взяты в плен. В одной из рукописи, написанной в том же году, читаем : « В 1440 г. шах Джаан Амирза вошел в Грузию , разгромил всё, разрушил церкви и свыше 12 тысяч армян убил и взял в плен» (Г. священник Агаян , Архив армянской истории, том X, стр. 18). Из свидетельства Аракела Даврижеци видно, что в числе многочисленных беженцев из Грузии были и армяне, которые вместе с грузинами заселились в болотах Фаграпата, вблизи Испаана (Аракел Даврижеци, История Армении, стр 132-133).

В 1795 г., во время набегов на Грузию хана Агы Махмеда, трагическую судьбу грузинского народа разделили и армяне. В Тбилиси и его окрестностях было убито и взято в плен многочисленное количество армян. Согласно одному из свидетельств, во время этого нашествия был убит бессмертный армянский поэт Саят-Нова (Саят-Нова, изд. член кор. акад. М. Асратяна, Ер., 1963, стр. XXXVI).

Необходимо заметить, что армяне и грузины, эти два народа, имеющие общую судьбу, никогда не подчинялись персидско-турецкому игу, всегда героически борясь за свое освобождение. Примечателен тот факт, что освободительные планы этих двух народов, их устремления и скитания почти всегда шли по одному пути. Известно, что перед отправлением в Европу за помощью к христанским странам в 1679 г., Акоп Джугаеци отправляется в Грузию, ведя переговоры с грузинскими освободительными кругами, согласовывает свои планы с ними, и только тогда отправлется в Константинополь, оттуда – в Европу. Но, как известно, эти переговоры заканчиваются неудачно (Лео, История Армении, Т. III, Ереван, 1946, стр. 347). В начале XVIII в., когда Ори находился в Москве и вел переговоры с царским двором, вопрос освобождения Армении развивался параллельно с вопросом освобождения Грузии : какими путями могут российские войска войти в Грузию и Армению, сколько воюющих сил могут предоставить местные и т.д. (Г.А. Эзов, Сношения Петра Великого с армянским народом, стр. 75 и др. стр.). Известно, что в 1722 г. , по просьбе сюникцев, Вахтанг VI и его сын Шахнаваз для организации освободительного движения Сюника, из Мцхета в Сюник направляют Давид- Бека со своими боевыми соратниками, подвиги которых золотыми буквами вписаны в историю армянского народа.

В 1722г. , когда Петр Великий начал свой знаменитый персидский поход и дошел до Дербента, по предварительной договоренности армянские и грузинские войска должны были встретиться в Шамахе. Один из историков того времени, Есаи [h]Асан Джалалян, описывает тот восторг и воодушевленность, которыми были переполненны армянские и грузинские войска (Г. А. Эзов, Сношения Петра Великого с армянским народом, стр. 336). И настолько велико было их разочарование, узнав, что Петр Великий оставил Дербент и возвратился обратно (Г. А. Эзов, Сношения Петра Великого с армянским народом, стр. 337).

Из-за сложившихся неблагоприятных условий Вахтанг потерял свой трон, а Восточная Армения подверглась неописуемому угнетению, сначала со стороны турков, а затем персов. И наконец, в 60-ые годы XVIII в., придя в Грузию, Иосиф Эмин имел только одну мечту – сформировать в Грузии большую и хорошо вооруженную армию из армян и грузинов, и с ее помощью освободить свою родину (Труд А.Р. Иоаннисяна, Иосиф Эмин, Ереван, 1945). Армянские и грузинские совместные усилия за освобождение продолжались и при Геракле. Один из выдающихся представителей армянского освободительного движения Шаамир Султанум Шаамирян, который был в тесных отношениях с царем Гераклом, всячески старался уговорить его, чтобы он взял на себя почетную миссию освобождения Восточной Армении. В своем письме к Гераклу от 15-го октября 1787 г. Шаамирян советовал не только освободить Армению, а, пользуясь разоренным состоянием персидского правительства, свергнуть его и встать во главе нового правительства. Шаамирян считал, что Геракл имел на это все права. По мнению Шаамиряна, после овладения править будет легче, если только дать свободу народу и проявлять регулярную терпимость. Что касается Западной Армении, то после прихода к власти, если Геракл возродит рабство и создаст законность и порядок в стране, «Их сделают послушными сладость законов твоих и свобода твоя» (Матенадаран Арм. Рукопись 2949, ном. 278 а), западные армяне добровольно войдут под его покровительство. В каких местах находились армянские колонии в Грузии и, приблизительно, какая численность населения была там?

Об этом факте, к сожалению, источники очень бедны и не передают определенных сведений. Кроме этого в средние века, в разные времена, изменялись как число населения, так и места его проживания.

Одна из самых крупных армянских колоний в Грузии находилась в Тбилиси. Путешественник XIII века Марко Поло, в своих путевых записках «Путешествие», описывая Тбилиси, передает следующее примечательное сведение о его населении: « В этой стране (т.е. в Грузии – А.А.) есть один замечательный город Тбилиси, окруженный предместьями и многочисленными крепостями. Жители – христиане: армяне и грузины, есть и саракиносцы и малочисленные евреи» (Путешествие Марко Поло, перевод И.Минаева, СПБ, 1873, стр. 30 ). Как видно из данного сведения, армяне упоминаются, как одни из основных жителей города. В одной из рукописей Матенадарана Армении писарь упоминает о восьми местных приходских священниках, которых перечисляют поименно, однако, конечно, в Тбилиси могли быть и другие священники – армяне, которые не упоминаются в рукописи. Это упоминание дает некоторую возможность сделать подсчеты о числе населения местной армянской общины. Если предположим, что каждый приходской священник был обязан вести 150-200 очагов, то восемь священников должны были вести от 1400 до 1600 очагов; если в каждом очаге в среднем, проживало 5 душ, то тогда в Тбилиси должны были жить от 7-и до 8-и тысяч армян.

В XVIII в. Турнефор в Тбилиси насчитывает 20 тысяч жителей, из которых – 12 тысяч были армяне (М. Полиетков и Г. Натадзе, Старый Тифлис в известиях современников, Тбилиси, 1929, стр. 30).

Другая огромная часть армянского населения находилась в городе Гори. В XVII в. численность армянского населения составляла такое большое количество, что С. Эчмиадзин счел необходимым сформировать в Грузии новую епархию, сделав поместье Уплисцихе центром главы епархии. Католикос Акоп в своем официальном послании 1660 г. к армянкой общине этой епархии пишет : «О блаженном состоянии Сурб Ншан Уплисцихе, а также армянским священникам епархии, старостам и , в целом, народу...» (Священник Г. Аганян («Тараз» 1919 г., № 1-12, стр. 44)). Многочисленная часть армянского населения проживала также в городе Поти. Еще в XV в., один из европейских купцов Амбросиос Контарини, в 1473-1477 гг., во время своего путешествия , около грузинского города Поти видел и упоминал о 9-ти армянских деревнях. (Акопян, Путешествие, Ереван, 1932, стр. 244). Большая часть армянского населения проживала также в Шамшолде. Из одного источника, использованного академиком А.Ованнисяном, видно, что в XV в. в Шамшолде насчитывалось до 20 тысяч армян (А. Ованнисян, Отрывки истории армянской освободительной мысли, книга II, стр. 327). В своих официальных посланиях 1763-1767 гг. католикос Симеон упоминает Тбилиси, Гори Кахет, Кисех и Телав – как армянские колонии (Священник Г.Аганян, («Тараз» 1919 г., стр. 164)). Из одного статистического списка, составленного им, видно что армяне в Грузии жили в следующих местах : Тбилиси, Гори, Сурам, Крцхула, Ахлгор, Сайриста, Ананот, Душет, Айинудзор, Саарсатян, Кахет, Телав и Кисех.

Говоря об админитративных колониях в Грузии, необходимо отметить ту огромную роль, которую имели они в области взаимодействия армянской и грузинской культур. Армянский летописец или мастер, долгие годы проживая в Грузии, давал местным жителям все то хорошее, что принес со своей родины – Армении, и наоборот, от местных жителей брал и передавал своей родине все то, что нравилось ему, что считал близким своему сердцу.

V-VIII вв. считаются первым этапом армяно-грузинских культурных связей, а полем деятельности - Квемо Картли и армяно-грузинские колонии в Палестине. Необходимо отметить, что жившие на чужбине два народа, живя бок о бок друг с другом, как единоверцы и близкие соседи, оказывали большое взаимодействие друг другу в культурной сфере. В этот период взаимодействия армяно-грузинских летописей заметны, в основном, в области религиозно-канонической литературы. Периодом сближения армяно-грузинских культур явился II этап написания летописей или, как принято говорить, Тайк-Кхарджский период, т.е. тот период времени, когда области Тайк и Кхарджк переходят под господство Грузии, и, воспользовавшись создавшейся благоприятной политической ситуацией, восстанавливаются некогда померкшие знаменитые очаги рукописного искусства, такие как, Ишханский, Шатбердский, Миджнадзорский, которые и сыграли огромную роль в деле пополнения армяно-грузинских летописей высококачественными произведениями. В этот период с армянского на грузинский были переведены некоторые главы и отрывки из работ армянских историков : Агатагелоса, родоначальника армянской историографии Мовсеса Хоренаци, Павстоса Бузанда и других авторов. С грузинского на армянский переведены некоторые главы из работ Епифана Кипраци, Григора Нюсаци, а также некоторые поведенческие работы, собранные в отдельном сборнике (Л. Меликсет – Бек, Из истории армяно-грузинских литературных связей, «Эчмиадзин», 1957 г., № 7-8, стр. 39).

В деле развития грузинской летописи XI в. особенно огромной была роль армянского мецената Григора Бакуряна. Он из армянских князей Тайка , был наместником г. Ани, затем служил при византийском дворе, отличался, как хороший воин и политик, получил поместье в Болгарском городе Бучково, и в своем поместье основал братство, состоящее из грузинских и армянских священников. С XI- XIII вв. здесь процветал великолепный очаг грузинской культуры, который и дал такого выдающегося представителя науки, каковым является именитый философ Иоан Петрици. (Н.Я. Марр, Аркаун, СПБ, 1905, стр. 19-21).

Наиболее блестящим этапом сближения армяно-грузинской культуры, является, в частности, временной отрезок с XI по XVIII вв., когда в Грузии создается объединенное, довольно мощное государство и когда грузинская феодальная культура находилась на очень высоком уровне развития. В это время наиболее заметна роль очага рукописного искусства в Пхндза[h]анке (нынешний Ахтала) в Армении. Здесь переводились с грузинского на армянский язык ряд исторических и философских ценных произведений. С XII- XIII вв. в ряде переводов с грузинского на армянский язык почетное место занимает рукопись «Картлис Цховреба», которая является одним из ценных источников истории народов Закавказья. Оно содержит многочисленные сведения об истории, как грузинского народа, так и других соседних народов. «Картлис Цховреба», как выяснилось, состоит из нескольких грузинских исторических произведений, где автором наиболее древней части является историк XI в. Леонти Мровели. Древнейшая рукопись «Картлис Цховреба» находится в Матенадаране Армении. Она переписана во второй половине XIII в., издана дважды (в Венеции в 1884 г., под редакцией А.В. Таиряна, и второй раз издана профессором И. Абуладзе, 1953 г.).

В период усиления государственности в Грузии действовали армянские поэты и писатели, которые вносили свою скромную лепту в грузинскую литературу. Одним из таких можно отметить Саргиса Тмогвеци, который был известен своим стихотворением «Диралгев» (Саргис I Тмогвеци), а также имел большую популярность как «знаток, философ и оратор». По летописным сведениям он был родственником Захарянов, которые были представителями грузинского Царского двора.

В более поздние века на грузинской земле одним из творивших тогда грузинских писателей армянской национальности является Пешанд Пашви-Бервадзе, который считается первым автором в грузинской литературе, выбравший сюжетом для своих поэм грузинскую действительность, тем самым поставив начало реализма.

В XVIII в. одним из авторов, известных в Грузии и имеющих большую заслугу, является Бектабек – начальник канцелярии грузинского царя Георгия, который переписывал ряд грузинских рукописей. Именно ему обязаны за сохранение древнейшей и наилучшей рукописи грузинского гениального поэта Шота Руставели, переписанную им в 1680 г. Из всех рукописей дошедших до нас, эта рукопись считается наилучшей. В грузинской летописи и лингвистике одним из наиболее выделяющихся авторов армянской национальности XVII века является Парсадан Георгиджанидзе. Он автор нескольких историко-филологических трудов , а также объемной работы, относящейся к «Грузинской истории». Он перевел с персидского на грузинский язык магометанский кодекс под названием «Джами Абаси». Георгиджанидзе составил грузино-арабско-персидский полный словарь.

Выдающаяся личность грузинской летописи XVIII века – Сулхан- Саба Орбелиани, в своем «Словаре», наряду с другими источниками, воспользовался словником и словарем Иеремии, размещенными в приложении Библии на армянском, опубликованной в 1666 г. в Амстердаме.

Сближение армянского и грузинского народов получает широкое значение, в частности, в первой четверти XVIII века. В период правления Вахтанга VI и католикоса Антона, в Грузии велась огромная работа по переводу наиболее выдающихся произведений армянской летописи. Для этого приглашаются ряд толковых армянских писателей и филологов, которые под непосредственным присмотром Царского двора и Католикоса начинают объемную переводческую работу. Среди армянских переводчиков наиболее известны Захария Матинян (Мадинашвили), многоопытный философ Пилипос Кайтмазашвили, Петор, Самвел и др.Усилиями группы этих переводчиков с армянского на грузинский язык переводятся «Сторогутюн» («Предикативность») Аристотеля, «Сокровища» Кюрега Александрийского, история Ефесского Собора, ассирийско-византийский судебник, «Судебник» Мхитара Гоша и т.д. (см. И. Абуладзе, Новые памятники о литературных отношениях армянского и грузинского народов в прошлом. «Банбер Матенадарани», 1956, № 3, стр. 101-114).

С армянского на грузинский язык переводится ряд учебников: «Чартасанутюн» (Риторика), «Кераканутюн» (Грамматика), «Трамабанутюн» (Логика) Мхитара Себастаци, отрывки из словаря «Айказян», из «Истории Армян» Чамчяна, из «Географии» Инчичяна и т.д.

С Царским двором Вахтанга VI был связан Нагаш Овтанан, который свою знаменитую песнь «Гозалы Грузии» («Красавицы Грузии») сочинил в Тбилиси. И наконец, в Грузии жил и творил гениальный поэт Закавказья Саят-Нова, который писал и на армянском, и на грузинском, и на азербайджанском. Своими гениальными произведениями он практически воплощал вековую тесную и нерушимую дружбу трех народов Закавказья.

После Саят-Новы выдающимся армянским поэтом на грузинской земле являлся Чамчи Мелкон, который пел как на армянском, так и на грузинском языках.

Отмечались лишь несколько имен, связанные, главным образом, с армянскими колониями в Грузии, дабы показать, что нашедшие пристанище под грузинским гостеприимным кровом армянские переселенцы не являлись инертными, пассивными представителями общественной среды, но оказывали действенное, активное участие как в политической и общественной, так и в культурной жизни и имели свои скромные вклады в этой области (учтены наблюдения и замечания грузиноведа Паруйра Мурадяна).

«Армянство – река, воды которой орошают не только родную землю и поля, но и выбрасывают мощные волны в общий океан цивилизации» (Н.Адонц, Артаван Аршакуни Исторические исследования, стр. 319)